Пятая могила по ту сторону света 9 страница




- Ты что, издеваешься над бедным мальчиком? Я оглянулась на Куки, увешанную пакетами.

- Да так, самую малость. Он считает, что у меня проблемы с головой.

- Ну что ж, если мне нужно принять чью-то сторону…

Квентин засмеялся громче, когда я нашла особо чувствительное ребро.

- Хаааатит! – взмолился он мягким, приглушенным курткой голосом.

- Хватит? – вслух переспросила я. – И не подумаю, мистер.

Он на меня не смотрел, да и я не пользовалась жестами, так что говорила я только для своих ушей. Ну и для ушей Куки.

- Я принесла нам по порции цыпленка с соусом альфредо, спагетти и чесночный хлеб.

- Вкуснятина, - облизнулась я и отпустила Квентина, чтобы он наконец смог подобающе передо мной извиниться.


Солнцезащитные очки валялись где-то на диване, и ему пришлось искать их, прикрыв глаза рукой от моего света. На его лице сияла широченная улыбка.

- Это тот, кто я думаю? – поинтересовалась Куки.

- Это Квентин, - ответила ей Эмбер, ворвавшаяся в гостиную, как северный ветер. – Правда, он красивый? И он понятия не имеет, о чем я говорю. Я могу говорить о нем, а он и знать не будет.

Квентин тихо рассмеялся и посмотрел на нее.

Эмбер застыла. Бьющая через край радость тут же превратилась в смертельную обиду.

- Тетя Чарли, ты передала ему, что я сказала?

- Передала. Невежливо говорить о человеке у него за спиной. Ее лицо залилось ярко-алой краской. Мне почти стало ее жаль.

- Не надо было ему говорить. Я поддалась сочувствию:

- Сама мне скажи, разве это справедливо? Вот так пользоваться тем, что он тебя не слышит?

- Ну, если так на это посмотреть… - Эмбер поникла и нарисовала кулаком у себя на груди круг: – Извини меня, Квентин.

Я была впечатлена, что она знает этот жест.

Найдя наконец свои очки, Квентин водрузил их на макушку и шагнул к Эмбер:

- Все в порядке.

Его улыбка совершенно ее обезоружила. Эмбер и думать забыла о каких-то там обидах.

- Останешься с нами поесть? – спросила она вслух.

Я перепрыгнула через спинку дивана, тут же пожалев об этом, когда приземлилась на горшок с каким-то каучуковым растением, едва не выдрав его с корнем, и передала слова Эмбер Квентину.

Он пожал плечами и кивнул:

- Конечно, спасибо. И Эмбер пропала.

- Привет, - сказал он Куки.

Она взяла его протянутую ладонь обеими руками.

- Очень приятно снова с тобой встретиться. Здесь тебе всегда рады, Квентин, в любое время.

Я передала ему слова Куки и добавила:

- Но только когда тут Куки или я.

Сразу поняв, о чем речь, он показал мне оба больших пальца. От меня не ускользнул интерес, вспыхнувший в его глазах, когда Эмбер открыла дверь. Я практически видела, как на всей этой ситуации здоровенными буквами написано «ПРОБЛЕМЫ». Несмываемы маркером.

Взяв Квентина за руку, Эмбер потащила его к столу, на котором уже лежали ручка и бумага, чтобы они могли писать друг другу записки. Быстро же меня понизили до третьего колеса в двухколесной телеге. А раз уж меня уволили без выходного пособия, я решила помочь Куки на кухне. Это значило, что, как и у меня в квартире, мне надо было пройти сантиметров пятнадцать от того места, где я стояла.

- Райские чертоги, Чарли! Никак не привыкну. Он же просто чудо что такое!

- Ага, - отозвалась я, пристально наблюдая за красавцем, который явно не нуждался в


помощи, - о том и речь. Так как прошел твой день?

- Ох, черт, я просто по макушку в новых знаниях.

- Класс. Но серьезно, я должна выяснить, что случилось с этими женщинами. Я едва по квартире перемещаюсь. Плюс еще Николетта. Живая. Что это, блин, за прикол? Раньше такого не было.

Куки вывалила спагетти в свои любимые миски.

- Ну уж нет, дорогуша, так запросто ты не отделаешься.

Она не обратила ни малейшего внимания на мою жуткую угрозу и спросила:

- А не может быть Николетта, ну… зомби?

Я накрутила спагеттину на вилку, сунула ее в рот и, не прожевав, ответила:

- На ходячего мертвеца она похожа не была. Вот ты на ходячего мертвеца похожа. По утрам, например.

- Спасибо на добром слове.

- Ты меня как будто первый день знаешь.

После того как мы с Квентином умяли ужин Ковальски, мы все сидели за столом, пили чай и делились постыдными историями о жизни Эмбер. Та была настолько по уши в своей влюбленности, что даже не заметила, когда я рассказала историю о том, как она пыталась покрасить волосы растворимым фруктовым напитком и на неделю поседела.

- Я тоже знаю язык жестов, - через какое-то время сказала она.

- Сегодня ты показала «извини», - подтвердила я. – Я до сих пор под впечатлением. Эмбер зарделась:

- Кое-что помню со второго класса. Мне показала учительница. Она изучала спецкурс в колледже.

- Целый спецкурс? – переспросила я, притворяясь совершенно серьезной. – Вот это круто!

- Ага.

- И ты до сих пор помнишь, чему она тебя учила? – спросила у нее Куки. Эмбер кивнула.

Ожидая, что она ему что-нибудь покажет, Квентин приподнял брови. Мало что может привлечь пристальное внимание глухих так же, как слышащий человек, который разбирается в языке жестов достаточно, чтобы представлять опасность. Но судя по виду Квентина, ему действительно было любопытно.

- Я помню только всякие глупости, - стала отнекиваться Эмбер, когда поняла, что все смотрят на нее.

- Неправда, - подбодрила ее я. – Держу пари, ты отлично справишься.

- Ну, ладно. Я могу показать «Я очень особенная».

- Супер! – воскликнула я и передала разговор Квентину. Чтобы он знал, чего ожидать, если вдруг то, что покажет Эмбер, и близко не будет соответствовать ее намерениям.

Поднявшись со своего места, Эмбер откашлялась. Уж не знаю зачем. Приготовившись, она показала нам три жеста, которые, судя по всему, должны были означать «я», «очень» и


«особенная». Меня поразило, что она не добавила после «я» жест «есть», потому что в амслене[18], в отличие от обычного английского, такого слова попросту не существует. В других англоязычных жестовых системах оно есть, но, как правило, эти языки к настоящему не имеют никакого отношения. «Очень» вышло у Эмбер смазанным, но такую ерунду ей можно было простить.

И все же в любом языке есть свои нюансы, едва различимые оттенки, путаница с которыми может полностью изменить смысл фразы. Одно неверное движение рукой, и жест из существительного превратится в глагол, прилагательное или что-нибудь еще. Все равно что заменить «к» в слове «куй» на «х». Всего одна крошечная буква, а смысл меняется капитально.

В общем, когда Эмбер показала «очень» задом наперед и в жесте «особенная» использовала все пять пальцев правой руки вместо положенных двух, я, мягко говоря, обалдела.

Я моргнула. Квентин тоже.

Решив, что мы ее просто не поняли, Эмбер еще раз показала предложение. К моему полнейшему ужасу. Схватив ее за руки, я оглянулась на Квентина. Он улыбался, и по этой улыбке было ясно, как высоко он оценил прямоту Эмбер.

Я закрыла ему руками глаза. Он тихо рассмеялся и убрал мои ладони.

- В чем дело? – встревожилась Эмбер, пряча руки за спину. – Что я сказала?

- Она… она совсем не это имела в виду, - показала я Квентину.

- Чего я не имела в виду?

- А мне кажется, именно это она и собиралась сказать, - ответил он.

- Нет, солнце. – Я потянула его за руку и подняла со стула. – К тому же нам пора идти.

Спасибо за ужин.

Куки сидела с открытым ртом, пытаясь понять, что произошло.

- Думаю, нам лучше остаться, - сказал Квентин, сияя широченной улыбкой. – Посмотреть, что еще она знает.

- Нет, нет и еще раз нет.

Я потащила его к двери и уже собиралась ее закрыть, как вдруг Эмбер крикнула:

- Так что я сказала?

Я прислонилась к двери и повторила:

- Она совсем не это имела в виду.

Квентин закатил глаза и опять рассмеялся:

- Я знаю, что она пыталась сказать. Я же не идиот.

- Ну да, точно. Извини. Только сотри с лица эту свою ухмылочку.

- Какую еще ухмылочку? Я показала пальцем:

- Вот эту.

Он потер губы, пытаясь буквально стереть улыбку, но без толку.

- На всякий случай уточню. Эмбер, - я шагнула ближе и показала так, чтобы видел только он, - не трахается и не отсасывает.

На этот раз от смеха Квентин согнулся пополам. Наконец взяв себя в руки, он поинтересовался:

- Как думаешь, ее учительница и правда учила ее именно так показывать «Я очень


особенная»?

Я об этом даже не задумывалась.

- Скорее всего нет. Разве что учительница всю учебу в колледже работала девушкой по вызову.

У него затряслись плечи. Отсмеявшись, Квентин глянул в сторону. Я тоже это почувствовала. Волну тепла, текущую прямо к нам. Мы оба уставились на Рейеса, который поднимался по ступенькам. Ей-богу, походка у него как у пантеры. Каждое движение четко выверено и просто переполнено опасным изяществом, как у крупного хищника.

Его глаза вспыхнули, остановившись на мне.

- Мистер Фэрроу, - поздоровалась я, когда он прошел мимо. По его взгляду я поняла, что он помнит Квентина.

- Мисс Дэвидсон, - в тон отозвался Рейес и кивнул Квентину. Потом зашел к себе в квартиру и не спеша закрыл за собой дверь.

- Его я тоже вижу, - показал мне Квентин с настороженным выражением лица. – Вижу кто он. Из чего он сделан.

- Из чего он сделан? – переспросила я.

- Он – тьма, - ответил Квентин, наполняя каждое слово тоннами подозрительности. – Она его окружает, как черный туман. Никогда такого раньше не видел.

Так же, как я не вижу собственного света, я не вижу и ту бесконечную, непроглядную тьму, которая окружает Рейеса. То есть вижу, но только когда он приходит ко мне в нематериальном виде. Хотя мне об этом уже говорили. Как-то раз Ангел упомянул об этой тьме, но я тогда подумала, что он преувеличивает.

- Ну, - я взяла Квентина за руку, - у него была нелегкая жизнь. Похоже, он не мог отвести взгляд от двери Рейеса.

- Кто он такой?

Учитывая только что состоявшийся разговор, я не знала, хочу ли отвечать на этот вопрос. Квентину и так досталось. Но врать ему мне хотелось еще меньше.

- Мне не очень хочется отвечать, - сказала я и повела его вниз по лестнице. Он на пару секунд задумался, а потом показал:

- Тогда мне не очень хочется знать.


Глава 9

Кто бы ни следил за тем, чтобы я не делала глупостей, уволен на фиг.

Надпись на футболке

Я завезла Квентина в монастырь, поздоровалась со всеми сестрами, быстренько сыграла партию в покер на костях, с треском продула, а потом отправилась к Рокету с новеньким инструментом, примостившемся на заднем сиденье. Если я не могу перелезть через забор, то пройду сквозь него.

Я вытащила из машины болторез, пользоваться которым оказалось куда сложнее, чем я думала. А еще он был тяжелым и громоздким. Какого черта? В фильмах все кажется проще простого. Как куст азалии обкорнать. А мне явно предстояло потрудиться. Надо было взять с собой перчатки. Моим рукам тут точно не поздоровится.

Сделав наконец проем, в который можно было пролезть, я сунула в него голову и тут же поняла, что на острых обрубленных краях крепкой проволоки остались мои волосы и уйма других образцов ДНК. Ну блин! Все шло совсем не так, как я планировала. В конце концов протиснувшись сквозь забор (что навеяло мне мысли о том, как я появилась на свет), я нашла окошко, которое вело в подвал и которое я никогда не запирала на замок. Зато сейчас оно оказалось очень даже запертым. Я бы воспользовалась ключом, но кто-то, судя по всему, сменил все замки, которые сумел отыскать. Кем бы ни были эти «Ч&Р Индастриз», они дорого заплатят за мою кровь на их заборе.

Вытащив фонарик, я пошла по лестнице весьма сомнительной устойчивости.

Вдруг в луче света появилась Сахарная Слива. Слива, она же Бекки Тафт, она же младшая сестра офицера Дэвида Тафта, которая умерла, когда ему было одиннадцать, а ей – девять, была невозможно прелестной девочкой, которая, ей-богу, могла бы преподать парочку уроков папаше Рейеса. Я назвала ее Сливой, потому что на ней была пижама в сахарных сливах, в которой она умерла. Подбоченившись, она стояла передо мной. Светлые волосы спутанными прядями спадали на спину. Я всегда думала, что, если бы любила детей, Слива бы мне понравилась. Ну ладно, скорее всего нет, но думать не запретишь.

- Привет, милашка, - сказала я. – Где Рокет?

- Прячется.

- Ох, ну и нравится же ему эта игра!

- Нет, он из-за тебя прячется. Ему надо тебе что-то показать. – Она смерила меня обвиняющим взглядом.

Я едва сдержала смех.

- Что показать?

- Что-то на стене. Он боится, что ты на него рассердишься.

- Правда? Ну все, сгораю от любопытства.

И тут меня осенило. А вдруг там мое имя? Вдруг болторез как-то выскользнул, я нечаянно перерезала себе горло и истекла кровью, а сама об этом даже не догадываюсь? Вот был бы отстой.


- Можно я расчешу тебе волосы? – спросила Слива, показывая мне дорогу и с каждым шагом вертясь, как юла.

Дети, блин. И жить с ними невмоготу, и на обед не съесть. До меня почти сразу дошло, о чем она просит.

- Нет! – завопила я и, с трудом подавив вспышку бешеного страха, заговорила спокойнее: - Нет, милая. Как-нибудь в другой раз.

Но было уже поздно. Она остановилась, скрестила на груди маленькие ручки и заскулила, как щенок. Именно этого мне и не хватало – чтобы меня днем и ночью преследовала и мучила разобиженная Слива.

- Ну ладно, хорошо. Можешь расчесать меня, когда я найду Рокета. Но никаких ножниц!

Я в курсе, что ты со своими куклами сотворила.

Она оскорбленно ахнула:

- Я так только с плохими куклами поступала! О да, она целиком и полностью в своем уме.

Рокета мы нашли в одной из палат стационара. Конечно же, это самая жуткая часть лечебницы.

- Привет, Рокет, - поздоровалась я, потихоньку приближаясь к нему.

Он сидел в углу, свернувшись в клубок. Похоже, в последнее время у меня шикарно получается скручивать людей в узлы.

Я присела рядом с ним и осторожно коснулась его плеча:

- Что случилось?

Рокет покачал головой и совсем ссутулился. Таким я его еще никогда не видела.

- Ага, что случилось? – повторила за мной Слива и ткнула в Рокета палкой. Он успел отмахнуться.

- Слива! – укоризненно сказала я. – Не тыкай в Рокета. Святой ежик! Где его сестра? Сестру Рокета звали Синяя Незабудка. Понятия не имею, откуда у нее такое имечко.

Видела я ее всего один раз. Крошечный ангелочек, короткое каре и комбинезончик.

Слива пожала плечами и опять собралась ткнуть Рокета. Я отобрала у нее палку.

- Ты, кажется, хотела меня расчесать.

- Ой, да! Хотела! И хочу-хочу! – Она помчалась куда-то в коридор. Наверное, за расческой.

- Ну ладно, Рокет, что тебя беспокоит? – Он снова покачала головой, и я решила подобраться к нему через соблазн: - В следующий раз я принесу тебе минералку. – Рокет прикусил губу, и я пошла ва-банк: - Виноградную.

- С зонтиком? – спросил он.

Когда я в прошлый раз принесла ему минералку, я сунула в бутылку зонтик, оставшийся с гавайской ночи в «Вороне».

- С зонтиком, - пообещала я.

Он поерзал, прислонился спиной к стене и положил ладони на согнутые колени.

- Хорошо, но вы рассердитесь.

Вернулась СС с щеткой, которую она отыскала одному Богу известно где.

- Сядь на попу, - велела она. – И не дергайся. У меня тут работы непочатый край. Я уселась и, стаскивая с волос резинку, наградила Сливу мрачным взглядом:

- Нормальные у меня волосы.


- Знаю, - сказала она, как будто извиняясь. – Выглядят не так уж плохо, просто по- дурацки.

Что ж, теперь мне все стало ясно. Когда в следующий раз пойду к своему парикмахеру, обязательно передам ей эти слова. Может быть, она сумеет объяснить, почему мои волосы выглядят по-дурацки.

Я повернулась спиной к Сливе и постаралась не дернуться, когда она приступила к расчесыванию. Она со всей дури провела по волосам щеткой от макушки до самых кончиков, и я поняла, что остается только одно – надеяться, что под конец у меня останется хоть парочка локонов прикрыть лысину.

Меня всегда немного поражали умения Сливы. Далеко не все призраки могут передвигать предметы, не говоря уже о том, чтобы брать их в руки и использовать по назначению. Мне кажется, Слива умела это только потому, что никто не сказал ей, что уметь этого ей не положено, а ей самой такое и в голову не приходило.

С трудом пережив очередное прочесывание по корням волос, я заметила маленькую ладошку, торчавшую из стены рядом с Рокетом. Это была Незабудка. Она держалась за плечо брата, словно боялась меня. Или боялась за него.

- Рокет, почему ты считаешь, что я рассержусь?

- Потому что.

- Разве я на тебя хоть когда-нибудь сердилась?

- Нет, мисс Шарлотта, но однажды вы расстроились.

- Хорошо, я постараюсь не расстраиваться.

К этому моменту кожа у меня на черепе просто горела. Слива чесала, царапала и драла, и, видимо, всерьез вознамерилась снять с меня скальп, потому что там наверняка уже открылось нешуточное кровотечение.

- Так что случилось? – снова спросила я у Рокета.

- Я должен вам показать, мисс Шарлотта.

Незабудка потянула его за руку, как будто хотела протащить его вместе с собой сквозь стену.

- Все хорошо, Незабудка. Она принесет нам виноградную минералку с зонтиком.

Рокет показал пальцем куда-то мне за голову, я повернулась и увидела, как Слива резко рванула внушительную прядь.

- Ай! – Я схватилась за волосы и выдернула их у нее из руки. – Святой ежик, Слива!

- Ты пошевелилась. – Она одарила меня таким взглядом, будто я неисправимая идиотка. Мне удалось получше рассмотреть щетку.

- Где ты ее взяла?

Она была странной формы с грязными щетинками вокруг сломанной пластмассовой ручки.

- В подсобке.

Я знала только одну щетку, которая могла так выглядеть.

- Боже милостивый! – завизжала я, вскочив на ноги. – Это же ершик для унитаза! Она пожала плечиками:

- Ну и что?

- Слива, это омерзительно! – Я начала прочесывать волосы пальцами, пытаясь вычистить из них грязь. Может быть, в Развалюхе осталось немного лизола или дезинфицирующего средства для рук.


- Да плевать, - отозвалась она, и мне пришлось напомнить себе, что она умерла в девяностые, на самом пике навсеплевательной революции. Ее словарный запас очень отличался от словарного запаса Рокета, умершего в пятидесятые.

Успокоившись, я посмотрела туда, куда показывал Рокет, подошла к стене и нервно сглотнула. Мне и за всю жизнь здесь не разобраться. Я честно старалась найти имя, которое он хотел мне показать, но на стене, как всегда, было полно имен. Трудно было различить, где заканчивалось одно и начиналось другое.

- Чуть-чуть дальше, - подсказал Рокет.

Я шагнула в сторону и увидела имя, нацарапанное на пустом пространстве стены, отдельно от остальных. В глаза бросились буквы «у» и «о», я подалась ближе, чтобы рассмотреть последнее из трех написанных слов. Фэрроу. Я задрожала, нырнула с головой в умиротворяющую стадию отрицания и сделала еще один шаг. Александр. Я застыла. Из легких будто выкачали весь воздух. Я рассмотрела каждую буковку, пока не остановилась на первом имени. Больше десяти лет я знала только это имя. Имя, которое значило для меня невыразимо много.

Прекрасный. Дикий.

Опасный. Неукротимый.

- Вы сердитесь, мисс Шарлотта?

Имя расплывалось перед глазами, а я снова и снова повторяла его, перекатывала на языке, пробовала на вкус каждый звук, давала ему срываться с губ. Рейес. Рейес. Рейес.

- Вы расстроились?

Краем глаза я увидела Незабудку. Она прошла сквозь стену и пыталась утащить с собой Рокета.

- Не понимаю, - сказала я в полнейшем недоумении. – Я же только что его видела. – Я повернулась к Рокету, чувствуя, как во мне разгорается гнев. – Он не умер. Я только что его видела.

Глядя на меня огромными глазами, Рокет медленно встал на ноги.

- Чарли, прекрати, - отчитала меня Слива. – Ты пугаешь Незабудку.

- Он не умер, - повторила я Рокету.

- Пока нет, - покачал головой Рокет. – Пока нет, мисс Шарлотта.

Даже не успев подумать, я оказалась перед ним и схватила за грязный воротник рубашки. Чтобы он не испарился, как любит это делать в самый неподходящий момент.

- Когда? – спросила я, точно зная, каким будет его ответ.

Он пытался заговорить, открывал и закрывал рот, как выброшенная на берег рыба, но я слишком его перепугала.

Я подтянула его к себе, пока не соприкоснулись наши носы, и спросила еще раз:

- Когда?

- Не когда. Не как. Только кто. Нельзя нарушать п-правила.

Я взяла себя в руки и сказала, четко проговаривая каждую согласную, чтобы до него наверняка дошло:

- Я разорву твою сестру пополам.

- Несколько дней, - ответил Рокет, и слезинка покатилась по его щеке. Его трясло. – Ему осталось несколько дней.


- Почему? Что произойдет?

Он молчал, поэтому я, не отрывая от него взгляда, схватила свободной рукой Незабудку за комбинезон. Она не сопротивлялась, только продолжала цепляться за его ногу, зато Рокет наконец-то меня понял.

- Ему будет плохо, - ответил он и закрыл глаза. Его веки трепетали, потому что сейчас он всматривался в сверхъестественный мир. – Но это не настоящая болезнь. Не человеческая. У вас нет выбора.

- Что? Что значит – у меня нет выбора?

- Вы… Вам придется его убить. Вы не виноваты.

С чего бы мне убивать Рейеса? Не буду я его убивать. Не буду, и точка. Но судя по всему, что-то должно меня к этому привести.

- Как мне это остановить? – прошипела я сквозь зубы.

Рокет вернулся в реальность и посмотрел на меня ясным взглядом.

- Никак, мисс Шарлотта. Это нарушение правил. – Я опустила голову, уставилась на него исподлобья, и он добавил: - Нельзя нарушать правила.

- Чарли, я все брату расскажу, - пригрозила Слива. Она стояла рядом со мной, уперев руки в бока, и сверлила меня до смешного сердитым взглядом.

- Но это возможно? – спросила я у Рокета.

- Возможно, но вам придется нарушить правила. Тогда случится что-то плохое.

- А мне до лампочки.

Я толкнула его в стену, не в силах справиться с бушующей во мне яростью, и помчалась на улицу. Пробравшись через дырку в заборе, я залезла в Развалюху, едва дыша. Лицо было мокрым от переполнявших меня чувств и сожалений. Что же я натворила?

Яростно вытерев щеки, я уехала, понимая, что теперь у меня намного больше вопросов, чем когда я приехала. Я не могу его потерять. Не могу потерять Рейеса. И у меня не было ни малейшего желания его убивать. Так что можно считать вопрос решенным. И все-таки что- то могло привести меня к такому невообразимому выбору. Но что?

Я не знала, готова ли сейчас встретиться со всеми своими гостьями. Я вышла из себя. И не с кем-нибудь, а с Рокетом. С самой мягкой и доброй душой, какую когда-либо знала. Я угрожала его младшей сестре, пятилетней девочке, которая всегда держалась в тени и пряталась в темных углах как раз от таких людей, как я. Чтобы угрожать ей, нужно иметь особые яйца. Я должна собой гордиться, ведь я запугала умственно отсталого человека и пятилетнюю девочку.

Плюс, если верить Рокету, я вот-вот потеряю единственного мужчину, которого любила за всю свою жизнь.

Лучшее (и единственное) место, где я могла разобраться с мыслями и найти необходимые ответы, – это мой офис. Туда я и отправилась.

В баре плюнуть негде было от посетителей. Опять. В субботу вечером это не то чтобы жуткая странность, но, как и в последние несколько дней, зал был напичкан под завязку. К тому же сегодня было намного больше копов, чем обычно. Ну ясно: вспышка женской


активности приманила охотников. Был тут и офицер Тафт, старший брат Сливы. А меньше всего на свете мне хотелось рассказывать ему, как я только что угрожала расправой двум самым замечательным людям из всех когда-либо существовавших на земле прямо на глазах у его сестры. Слива может быть какой угодно доставучей, но мое поведение было непростительным. Мало того, я понятия не имела, какая муха меня укусила. Я ведь слетела с катушек за считанные секунды.

Чтобы не нарваться на Тафта, я прошла мимо столика, за которым заметила знакомое лицо. Джессика тоже была здесь. Снова. Какого черта? Сворачивать было поздно. Она бы сразу поняла, что я ее избегаю. Короче говоря, выбора у меня не было – пришлось пройти прямо в шаге от нее.

Заметив, что я тороплюсь, Джессика ухмыльнулась. Ну что ж, сегодня совсем не подходящий день со мной связываться. Я остановилась и шагнула назад, оказавшись с ней лицом к лицу.

- О! Привет, Джесс! – широко улыбнулась я и пропитала голос такой сладостью, что впору было сменить имя на Спленда[19].

Она удивленно моргнула, а потом смерила меня настолько презрительным взглядом,

что буквально напросилась на отменную пощечину, но я сдержалась.

- Чего тебе надо? – спросила Джессика, и подружки вокруг нее тут же захихикали. Ну вдохновляет же, ей-богу.

- Я так о тебе беспокоилась! Хламидиоз с герпесом, которыми тебя наградили в школе,

– это ведь не шутки. Хотела убедиться, что ты занимаешься безопасным сексом.

У нее отвисла челюсть. Причем надолго – до подружек успело дойти, что я не лгу. А она молодец, сама подтвердила мои слова. Как-нибудь пришлю ей благодарственную открытку.

- Так как? Ты в порядке? – спросила я, глядя, как она заливается чудесным алым оттенком.

- Нет у меня герпеса, - процедила Джессика, смущенно глядя по очереди на каждую из подружек. – И я знаю, что ты здесь делаешь. Можешь сразу умыть руки.

О’кей, тут я немножко растерялась. Что я здесь делаю? А, ну да.

- Я здесь работаю. Это бар папы, а наверху мой офис, - я ткнула пальцем в сторону балкона, с которого открывался вид на зал. – А вот что здесь делаешь ты?

- А то ты не знаешь, - фыркнула она.

Черт возьми, опять подловила. Что я, блин, пропустила? Я осмотрелась в поисках хоть каких-нибудь подсказок, потому что именно так и поступают частные детективы.

И ничего не заметила. Хотя, конечно, делиться с ней наблюдениями не собиралась.

- Ну ладно, было весело. Из трусов не вынимайте, дамочки, - улыбнулась я, пошевелила пальцами и ушла с таким достоинством, на какое только была способна. Терпеть не могу быть не в курсе событий. Все равно что оказаться единственным ребенком без Xbox во дворе.

Я поднялась по лестнице, перешагивая через ступеньку, и заперла за собой дверь в офис. Мне не давали покоя мысли о том, что я наделала. Не с Джессикой, а с Рокетом и Незабудкой. Все еще дрожа, я села за свой стол, закрыла лицо руками и попыталась успокоиться.

Как мне все исправить? Как вернуть дружбу с Рокетом и Незабудкой? Я только-только с ней познакомилась, а теперь она считает меня страшным чудовищем. И какого, блин, черта тут забыла Джессика? Меня это просто бесило. Знаю, зрелым мое поведение назвать нельзя,


но меня просто до ручки доводило, что она постоянно здесь торчит.

Я включила компьютер и проверила, не осталось ли у Бунна кофе. Хватило как раз на одну чашку, так что я сунула ее в микроволновку, добавила туда всего, что полагается, и занялась делом. Мне были нужны ответы. В первую очередь надо узнать, кто выкупил лечебницу. Не будь сегодня суббота, я бы съездила в суд и все разузнала, но, может быть, мне удастся что-нибудь откопать в интернете. Я запускала один поиск за другим, но без толку. Зато наткнулась на пару крутых сайтов, посвященных призракам в этой психушке. Там говорилось о том, что люди видели через камеры светящиеся пятна и находили предметы не там, где их оставили. Если бы они только знали!

Как бы то ни было, больше всего по поводу Рокета меня беспокоило, что компания, купившая дурдом, захочет его снести. Куда в таком случае деваться Рокету? Мои стены просто-напросто не переживут нашествия Рокета и его знаний. Мне необходимо было выяснить планы новых владельцев лечебницы. Если в обозримом будущем они и правда собираются снести здание, нужно будет придумать, куда перевезти Рокета. Но этот шаткий мост я перейду, когда до него доберусь.

Так ничего и не обнаружив, я сидела, пила кофе и думала обо всем на свете. О Николетте, которая оказалась вовсе не мертвой. О женщинах у меня в квартире. О том, что Ким Миллар почти наверняка и есть наш поджигатель, и что Рейес вряд ли обрадуется, когда я сдам его сестру. Должен быть другой выход.

На задворках сознания зудела еще одна мысль. Пытаться думать о чем угодно, лишь бы не о том, что у Рейеса осталось всего несколько дней, было все равно что не обращать внимания на слона в тесной комнате. Он может умереть. Нет, не так. Дата смерти уже практически назначена. Сделав глубокий вдох, я приняла решение. Когда придет время, я сделаю все, чтобы этого не допустить. Он не умрет, и точка. Уж точно не в мое дежурство.

Работы которые могут быть Вам интерессными reagirovanie-v-situacii-poteri-7-glava.html

reagirovaniya-cheloveka-v-otvet-na-emocionalnuyu-atmosferu-voznikayushuyu-v-processe-sovmestnoj-deyatelnosti.html

reagiruem-nadlezhashim-obrazom.html

reagiruyushaya-samost-simpatii-i-antipatii.html

reagiruyushego-na-differencialnij-tok.html

reagiruyut-na-razdrazhitel-po-zakonu-sili.html

reakcii-aldegidov-i-ketonov-s-uglevodorodami.html

reakcii-aminogruppi.html

reakcii-anionov-pervoj-gruppi.html

reakcii-aromaticheskih-aminov-po-yadru.html

reakcii-aromaticheskih-oksosoedinenij.html

reakcii-ciklicheskih-form-monosaharidov.html

reakcii-elektrofilnogo-zamesheniya.html

reakcii-elektrofilnogo-zamesheniya-posle-shelochnogo-gidroliza.html

reakcii-elektrofilnogo-zamesheniya-sear.html

reakcii-fosforilirovaniya-i-defosforilirovaniya-glyukozi.html

reakcii-fotoliza-i-radioliza.html

reakcii-gidroksilirovaniya-i-karboksilirovaniya.html

reakcii-giperchuvstvitelnosti.html

reakcii-giperchuvstvitelnosti-iii-tipa-immunokompleksnie-reakcii.html

reakcii-giperchuvstvitelnosti-ii-tipa-citotoksicheskie-reakcii.html

© domain.tld 2017. Design by Design by toptodoc.ru


Автор:

Дата:

Каталог: Образовательный документ