Кроме того, свидание — ЗНАЧИТЕЛЬНО ДОРОЖЕ моего уровня оплаты.




Райли.

P.S. О, и не волнуйся, я не думаю о тебе. Вообще.

Получи! Думаю, я горжусь своим остроумием, невзирая на откровенную ложь в последнем предложении. Я стою, собирая вещи и приводя в порядок стол. Когда я уже готова выключить компьютер, мой почтовый ящик извещает меня ещё об одном письме.

Кому: Райли Томас

От кого: Ас

Тема: Тебе нужно повышение

_________________________

Райли,

Я джентльмен, но далеко не нежен. На самом деле, я думаю, тебе немного любопытно, насколько мне это нравится. Переступи черту, Райлс — и я буду держать твою руку и упиваться, заставляя тебя терять самообладание, которым ты так гордишься. Я буду каким угодно, кроме как нежным.

Я обещаю. Ты никогда не познаешь своих пределов, пока не подойдёшь к ним вплотную.

И если ты отказываешь мне помогать в этом, мне, вероятно, придётся взять решение этого вопроса в свои руки. Может быть, доверить кому-то управление — это то, что ты хочешь? В чём действительно нуждаешься?

Ас.

— Эгоистичный придурок! — бормочу я, отключая компьютер, потому как отказываюсь ему отвечать. Как будто он знает, чего я хочу или в чём нуждаюсь. Но, несмотря на мой гнев, его слова отражаются во мне, многократно повторяясь, больше раз, чем мне бы хотелось.

***

По дороге в «Дом» звонит телефон. По определённым причинам, я в отвратительном настроении, и всю вину за это могу возложить на Донована и его чёртовы письма. Чтоб он провалился за то, что опять вызвал во мне желание и потребность, и плотскую жажду. Я бросаю взгляд на экран телефона и не могу сдержать громкий стон.

Это Хэдди, моя лучшая подруга и соседка. После событий субботнего вечера я успешно избегала её и её пресловутого инквизиторского дознания. К счастью, у неё были дела, которые помешали ей находиться дома, потому что после одного раунда её вопросов ей стало бы известно всё, что произошло.

— Привет, Хэд!

— Рай! Где ты была? Ты избегаешь меня! — выговаривает она мне.

Блин, произнесено всего несколько слов, а она уже принялась за меня.

— Нет, ничего подобного! Просто мы обе были очень заняты…

— Чушь собачья! — возражает она. — Я разговаривала с Дейном, и в курсе событий. Почему ты не разбудила меня и не рассказала обо всём, когда пришла домой?

Я бледнею, представляя, что мог ей поведать Дейн, и потом понимаю, что, вероятно, она имеет в виду аукцион.

— Потому что ничего, кроме абсолютного унижения, не произошло. Это было ужасно.

— О, не думаю, что так уж и плохо, — саркастически заявляет она. — По крайней мере, в результате ты получила горячее свидание. Кто он?

Я закатываю глаза, поворачивая на подъездную дорожку к «Дому»:

— Некий парень…

— Ну, естественно. Рада, что это не некая девушка, иначе бы всё обернулось чем-нибудь иным. — Она смеётся над своей шуткой, и я тоже не могу сдержать улыбки от моей дорогой подруги. — Раскрой уже тайну!

— В самом деле, Хэдди, не о чем рассказывать. — Я слышу её хохот из трубки. — О, ты думаешь это не так? Я уже подъехала к «Дому». И должна идти.

— Подходящая отмазка, Рай. Не волнуйся, я вытяну из тебя подробности завтра, когда ты вернёшься с работы. — Меня передёргивает от обещания Хэдди Монтгомери раскопать детали. Она об этом не забудет.

— Послушай, я не знаю этого парня, — уступаю я, надеясь, что, если предоставлю ей какую-то информацию, она будет удовлетворена и не станет совать свой нос дальше. — Тедди познакомил нас до того, как я стала участницей аукциона. Его зовут Донован, и он сын одного из наших председателей. Это всё, что я знаю, — меня передёргивает от такого вопиющего умалчивания лучшей подруге.

В голосе Хэдди с другого конца линии слышится гул одобрения, и я точно знаю, какое выражение сейчас на её безупречном лице: маленький нос сморщен пуговкой, а губы сложены сердечком, пока она пытается определить, правду ли я говорю.

— Я, правда, уже на работе, Хэд. Мне надо идти. Люблю тебя. Пока, — произношу я наши обычные слова прощания.

— Я тебя тоже. До встречи.

***

Когда я подхожу к «Дому», там, как обычно, царит хаос. Я перешагиваю через шесть мешков с книгами, в беспорядке сваленных на лестничной площадке. Пока я иду мимо спален вглубь дома, из одной я слышу музыкальные композиции «Топ 40», а из другой доносятся звуки ссоры.

Через открытые окна с задней стороны дома я улавливаю, как мяч ударяется о бейсбольную перчатку, и знаю, что это Кайл и Рики в своей обычной погоне за выигрышем. В любую минуту один из них может начать жаловаться, что у другого — ужасные намерения. Они будут спорить, а потом перейдут к следующей забаве, играя в «Бакуган» или сражаясь в бейсбол на Wii[1].

Я иду в большую комнату, и слышу Скутера, который сидит рядом с моим коллегой — адвокатом Джексоном, на диване, и хихикает, потому что они обсуждают преимущества Человека-паука перед Бэтменом.

Большая комната — общая зона отдыха, объединённая с кухней и превращённая в большую открытую гостиную. Огромные окна, выходящие на задний двор, распахнуты, и я вижу, как мальчики играют в мяч. Одна часть комнаты занята U-но составленными вокруг маленького медиацентра диванами, а в другой стороне стоит большой деревянный обеденный стол, в данный момент заваленный тем, что можно назвать незаконченной домашней работой. По цвету мебель больше землистого оттенка, не новая, но и не истёртая до дыр — скорее, слегка потёртая и бережно используемая.

— Привет, парни, — говорю я им, бросая сумку в районе кухонной зоны, и оценивая состояние ужина, который приготовлен в двух больших глиняных горшках.

В ответ мне доносятся различные варианты «Привет, Райли!» от обитателей «Дома».

Джексон поднимает на меня взгляд, его карие глаза полны веселья от разговора с восьмилетним Скутером, и он улыбается мне:

— Мы просто отдыхали после выполнения домашней работы. Задания были закончены до того, как ужин был готов.

Я поднимаю крышку одного из горшков и помешиваю содержимое; кажется, это тушёное мясо и овощи. Мой желудок урчит, напоминая, что сегодня я работала без обеда.

— Пахнет неплохо, — резюмирую я, хлопая по руке Шейна, потому как он тянется отщипнуть от буханки свежеиспечённого хлеба, ломтями разложенного на противене. — Руки прочь. Это на ужин. Если проголодался, можешь взять себе пока какой-нибудь фрукт.

Он закатывает глаза, как это может только пятнадцатилетний мальчик.

— Эй, нельзя винить парня за попытку! — возмущается он, ломающимся от подросткового созревания голосом, обходит меня и смахивает со лба светлые лохмы.

— Тебе нужно постричься, дружище, — он пожимает плечами, а его кривая ухмылка, как всегда, похищает мое сердце. — Ты уже дописал свою статью, теперь я могу её прочитать?

Он поворачивается ко мне, одновременно пятясь.

— Да, мамочка! — отвечает он с прежним выражением нежности, которое хранит для меня. По сути, всё верно: для живущих здесь ребят персонал — родители, которых они потеряли, в результате смерти или из-за наркотиков, или по какой другой причине. Семи мальчикам я и мои сотрудники — опекуны, потому что никто из родственников не вызвался забрать их к себе. В большинстве случаев, возможность принятия кого-то из них в семью, когда они становятся старше определенного возраста, резко уменьшается. И государство передало попечительство над ними организации, которой руковожу я.

Обычно я работаю в головном офисе за несколько миль отсюда, но требую от своих коллег выделять на присутствие здесь, по крайней мере, одни сутки в неделю. Это время позволяет им стать ближе к мальчикам и никогда не забывать, за что и от имени кого, мы ежедневно боремся.

Эти мальчики и мой коллектив — моя вторая семья. Они питают меня эмоционально и бросают мне интеллектуальный вызов. Время от времени они испытывают мое терпение, вплотную постигая мои пределы, но я люблю их всем сердцем. И сделаю для них что угодно.

В кухне появляется Коннор, летя через помещение к чёрному ходу, на бегу удерживая что-то под рукой, за ним несётся, преследуя, Эйден.

— Эй, парни, успокойтесь, — пытаюсь я их урезонить, слыша, как Эйден кричит, что собирается вернуть это и заставить Коннора заплатить за содеянное.

— Остыньте, мальчики, — поддерживает меня глубокий баритон Джексона, который поднимается с дивана, чтобы проследить за их взаимодействием. Потому что эти двое постоянно конфликтуют, иногда до физического противостояния друг другу.

Чувствую, как моё бедро обхватывают маленькие ручки, и, опустив взгляд, внимательно изучаю ангельские глазки Скутера.

— Привет, малёк, — улыбаюсь я, медленно и неторопливо наклоняясь для ответного объятия. Он цепенеет от моих прикосновений, но хоть не вздрагивает. Мне потребовалось шестнадцать месяцев, чтобы добиться этой реакции от восьмилетнего мальчика, чей физический контакт с матерью в течение всей его короткой жизни был отмечен кулакам и разными твёрдыми предметами. Я опускаюсь на корточки до уровня его глаз и нежно целую в щёку. На меня смотрят доверчивые шоколадные глаза.

— Я согласна с тобой. Человек-паук гораздо круче Бэтмена. У него есть такие паучьи способности, о которых Бэтмену только и мечтать. — Он улыбается мне, с энтузиазмом кивая. — Может, пойдёшь наведёшь среди своих вещей порядок? Время ужина почти наступило.

Он кивает, застенчиво мне улыбаясь, и я наблюдаю за тем, как он идёт назад к дивану и своим любимым комиксам, в беспорядке разбросанным по полу. Я перевожу пристальный взгляд от Скутера к фигуре, забившейся в угол другого дивана.

Зандер неподвижен. Он в том же онемевшем состоянии, что и в течение последних трёх месяцев, что находится на моём попечении. Он замкнут, закрыт в себе, с бесстрастным выражением лица, пока смотрит приглушённый телевизор большими безумными глазами. У него есть любимая плюшевая собака, похожая на крысу и лопнувшая по швам, она, как спасательный круг, плотно прижата к его груди. Волнистые каштановые волосы мягко вьются на затылке. Они отчаянно нуждаются в стрижке, но я до сих пор слышу его испуганные крики, когда месяц назад он увидел, как я подошла к нему с ножницами в руках.

— Никаких изменений, Джекс? — тихонько спрашиваю я у подошедшего Джексона, не спуская с Зандера глаз.

— Нет, — он громко вздыхает, в его голосе волной прокатывается сопереживание. Он приглушённо продолжает: — Его встреча с доктором Делейни была в таком же ключе. Она сказала, что Зандер просто уставился на нее, в то время как она пыталась заставить его поучаствовать в игре.

— Что-то должно растормошить его. Что-нибудь да выдернет его из шокового состояния. Будем надеяться, что это случится как можно скорее, и, таким образом, мы сможем постараться уменьшить ущерб, нанесённый его подсознанию. — Я сдерживаю свои переживания по маленькому потерянному мальчику. — И помочь полиции выяснить, что с ним случилось.

Зандер поступил к нам после того, как полиция нашла его, всего в крови, в его доме. Он пытался с помощью бинтов остановить кровотечение из колотых ран, которые покрывали тело его матери. Соседка, гуляющая с собакой, услышала приглушенные крики о помощи и вызвала полицию. Мать Зандера умерла до их приезда. Есть предположение, что убийца — отец Зандера, но без показаний мальчика это не установить и не воссоздать события, приведшие к такому трагическому финалу. Отец Зандера исчез, и теперь Зандер — единственный, кто знает, что произошло той ночью.

С момента убийства матери, за три месяца мальчик не произнёс ни слова. И моя работа — удостовериться, что мы делаем всё возможное, чтобы Зандер смог выбраться из этого оцепенелого подавленного состояния, в котором находился. Тогда мы сможем помочь ему, начав долгий процесс исцеления.

Я отвлекаюсь от несчастья Зандера, чтобы помочь Джексону закончить приготовления к ужину. Мы работаем слаженно, бок о бок, как старая супружеская пара; этот навык сложился за время нашего совместного времяпровождения здесь в течение прошедших двух лет. И от постоянной практики мы легко предугадываем действия друг друга.

Мы трудимся молча, прислушиваясь к бурной деятельности, происходящей в доме, мысленно оцениваем действия семи мальчиков, попутно обдумывая, что ещё необходимо сделать.

— Итак, я слышал, что мы получили приличную прибыль, благодаря неожиданной участнице аукциона, — Джексон шевелит бровями, а я закатываю глаза, поворачиваясь к раковине. — И об одной жаркой и бурной встрече за кулисами.

Я роняю нож, который мыла, в раковину, и он гремит, падая в нержавеющую миску. Хорошо, что я стою спиной к Джексону, и он не видит ошеломлённого взгляда на моем лице. Что за дьявол? Должно быть, кто-то видел меня с Донованом. Приходится напомнить себе дышать, потому что я паникую, пытаясь решить, что сказать в ответ. Мне совершенно не нужно, чтобы мои сотрудники сплетничали о моём закулисном столкновении.

— Ч-что ты имеешь в виду? — стараюсь говорить как обычно, надеясь, что я единственная, кто слышит панику в моём голосе. Выключаю воду, ожидая его реакции.

Джексон смеётся своим глубоким сердечным смехом:

— Я бы с удовольствием посмотрел на тебя в действии, Рай.

Чёрт! Чёрт! Чёрт! Сердце у меня колотится. Как я собираюсь объяснить это? Чувствую, как тепло потоком распространяется по щекам. Открываю рот, чтобы ответить, и тут Джексон продолжает:

— Дефиле по сцене на аукционе, против чего ты так яростно сражалась, — я слышу веселье в его голосе. — Бог мой, ты, вероятно, была чертовски взбешена!

— Ты даже не представляешь насколько, — отвечаю почти шёпотом. Мне уже нечего мыть, но я по-прежнему стою к Джексону спиной, боясь, что, если он увидит моё лицо — начнутся вопросы.

— А ещё Бейли рассказала мне, что она встретила одного горячего парня — её слова, не мои — и соблазнила его за кулисами в типичной для неё манере, поимев с ним горячую бурную связь.

Я с облегчением выдыхаю, после того как задержала дыхание, радуясь, что наша практикантка Бейли хвасталась своими подвигами, а не сплетничала о своём боссе. И тут до меня доходит, что, возможно, это сексуальная сирена Бейли, которую до сих пор хотят все парни на работе, и была первым завоеванием Донована в тот субботний вечер. И если это так, то с какой стати он решил переметнуться от бомбы с тёмно-рыжими волосами и длиннющими ногами ко мне? Этот разговор подтвердил мои чувства по поводу того, что я была «вторым номером».

Я сдуваю волосы с лица.

— Ну, ты же знаешь Бейли, — возражаю я, стараясь тщательно подобрать следующие слова. — Ей, определённо, нравятся такого рода забавы.

Джекс смеется надо мной, поглаживая меня по спине, когда проходит мимо.

— Точно сказано, — веселится он, начиная собирать мальчикам завтраки в школу на следующий день. — Она замечательная девочка, хорошо работает, дети любят ее... просто не та девушка, с которой я бы хотел, чтобы мой сын ходил на свидание.

Я мямлю, соглашаясь, думая о нашей сладкой соблазнительной стажёрке, которая всего на пять лет младше меня, и её распущенном поведении. Часть меня всегда завидовала таким девушкам, как она. Такие девушки с непосредственностью пускают все предостережения по ветру и наслаждаются своей жизнью без сожалений; опрометчиво целуются со случайными мальчиками, очертя голову внезапно отправляются в путешествия и живут вечеринками. Меня периодически накрывает мысль, что однажды я стану оглядываться на свою жизнь и чувствовать, что не жила. Не рисковала, не предавалась увлечениям юности и так и не выбралась из своей зоны комфорта.

Моя жизнь безопасна, предсказуема, управляема и всегда упорядочена. Мне нравится, по большей части, такой образ жизни. Я не то чтобы завидую Бейли, потому что она целовала Донована первая (ладно, возможно, только чуть-чуть), а скорее всего, потому, что она живет без сожалений.

Я встряхиваюсь, избавляясь от мыслей, преследующих меня в последнее время, в связи с приближением годовщины. Во всяком случае, я должна была узнать, что жизнь коротка, и надо действительно жить, а не оставаться вечно в своём безопасному углу, пока настоящая жизнь проходит мимо. Я вытягиваю себя из этих размышлений, и сосредотачиваюсь на том, что под руками.

— Мальчики! — зову я, пытаясь перекричать царящую в доме какофонию, — время закончить свою домашнюю работу.

Из всех комнат раздаются стоны, потому что ребята слышат страшное слово на «Д». Шесть парней, от восьми до пятнадцати лет, угрюмо идут к столу, ворча всю дорогу.

Я устремляю взгляд на диван, где, по-прежнему закрывшись в своей раковине, сидит Зандер, ритмично раскачиваясь взад и вперёд.

Я медленно иду к нему, опускаясь перед ним на колени.

— Зандер, не хочешь присоединиться к нам? Я могу почитать тебе книжку, если ты не против? — я произношу это мягко, медленно поднимая руку и держа её навесу, чтобы он видел мои намерения, а потом кладу её поверх его руки, лежащей на его коленке. Он продолжает раскачиваться, но в голубых глазах от моего прикосновения мелькает вспышка.

В глубине его глаз я вижу столько всего, что это потрясает меня до глубины души. Я нежно ему улыбаюсь и пожимаю руку.

— Мы будем очень рады, если ты присоединишься к нам.

Он всё ещё молчит, но не отводит от меня взгляда. Во мне загорается маленький лучик надежды, потому что обычно его взгляд после нескольких секунд контакта переводится куда-нибудь в пространство.

— Давай, Зандер, возьми меня за руку. Я не отпущу её, если ты не захочешь.

Он продолжает пристально смотреть на меня, пока я жду, не шевелясь, с ободряющей улыбкой на лице. Его маленькая ручка сдвигается, и он смыкает свои пальцы вокруг моей ладони. Потом медленно поднимается, и мы вместе идём к столу, чтобы присоединиться к остальным.


Глава

Я еле шевелюсь. Идёт последний час моей смены в «Доме», и долгие напряжённые часы последних двух дней навалились на меня всей тяжестью. Мальчики сегодня вели себя особенно буйно, казалось, в течение суток каждым из них двигало желание прибавить мне трудностей.

Келен, мой второй консультант, сейчас занят с ними снаружи, играя в пятнашки. Я могу слышать их смех и визги через открытые окна.

Я нахожусь в кухне, собирая всё на ужин для следующей смены, когда раздаётся звонок стационарного телефона.

— Алло?

— О, здорово! Ты ещё там, — я ощущаю облегчение с ноткой волнения в этом голосе.

— Уже почти нет, — смеюсь я. — У меня есть ещё приблизительно пятнадцать минут до ухода. Что я могу сделать для тебя, Тедди?

— Я догадываюсь, что ты порядком истощена, но не могла бы ты заехать в офис по дороге домой?

Как бы сильно я ни любила его, сейчас — это последнее, что я хотела бы сделать. Мне бы просто приехать домой, залезть в постель и проспать до следующего дня.

— Хм, ладно. Конечно. Что-то не так?

— Как раз наоборот! Думаю, у нас есть решение, откуда дополучить финансирование нашего нового объекта, — его голос лучится энтузиазмом. — Я всё тебе расскажу, когда ты приедешь сюда. Мы сможем сразу же проработать все детали.

— Ничего себе! Ты серьёзно? — во мне начинает расти надежда. Даже с учётом итогов благотворительной акции и всех собранных пожертвований, для нашей цели нам всё ещё не хватает нескольких миллионов долларов. — Я-я буду у тебя, как только смогу, зависит от ситуации на дорогах.

Я кладу трубку, во мне пузырится волнение. Вся проделанная мной за прошедшие два года тяжёлая работа с целью получить одобрение, поддержку правления, финансирование, мои планы — всё это могло бы, наконец, увенчаться успехом и стать реальностью.

Я быстро заканчиваю с ужином, подготовив его таким образом, что следующей смене останется только подогреть его в духовке. Хватаю свой кошелек и сумку и начинаю собирать вещи. Бросаю взгляд на мобильный, лежащий в сумочке, и неохотно решаюсь проверить электронную почту. Возможно, я могу сделать несколько телефонных звонков по нескольким вопросам, пока буду стоять в пробке.

Я просматриваю входящие письма и обнаруживаю сообщение от Донована, отправленное сутки назад. Удалить бы его, не читая, но любопытство берёт верх, и я открываю его письмо.



Работы которые могут быть Вам интерессными f-procentnie-i-besprocentnie.html

f-prodolzhenie-vipolneniya-zadaniya.html

f-prokopovich-o-poeticheskom-iskusstve.html

fpsad-utverzhdeni-postanovleniem-pravitelstva-rf-ot-23092002g-696-v-kolichestve-34-standarti-vtorogo-pokoleniya-takzhe-9-fsad-utverzhdeni-v-2010-2011g-standarti-tretego-pokoleniya.html

fractionation-of-dose.html

fracture-of-the-ramus.html

fractures-of-the-parasymphysis-and-symphysis.html

fractures-of-the-tooth-bearing-section-of-the-mandible.html

fraer-chestnyak.html

fraerman-ruvim-isaevich-1891-1972-prozaik.html

fragen-sie-einander.html

fragen-sie-mit-dem-passenden-pronominaladverb.html

fragen-und-aufgaben-zum-dialog.html

fragen-zum-text.html

fragen-zur-selbstkontrolle.html

fragen-zu-vorlesung-3.html

fragen-zu-vorlesung-4.html

fragen-zu-vorlesung-5.html

fragen-zu-vorlesung-6.html

fragen-zu-vorlesung-7.html

fragen-zu-vorlesung-8.html

© domain.tld 2017. Design by Design by toptodoc.ru


Автор:

Дата:

Каталог: Образовательный документ